Среда, 04 апреля 2018 08:50

ИНТЕРВЬЮ ПРЕЗИДЕНТА ИРТП РОЗАРИО АЛЕССАНДРЕЛЛО

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Несмотря на санкции и ощутимые потери для торгово-экономических отношений России и Италии, сегодня наблюдаются позитивные тенденции в экономическом сотрудничестве двух государств. В 2017 г. урон, нанесенный двусторонней торговле за 2013–2016 гг., сократился фактически наполовину. О том, как санкции повлияли на торгово-экономические связи между Россией и Италией, в чем основа доверия итальянских компаний к российскому рынку, как корпорации Италии осваивают модель «Сделано с Россией» и какова перспектива развития российско-итальянских экономических отношений, в интервью РСМД рассказал Розарио Алессандрелло, президент Итало-Российской торговой палаты.

В какой мере, по Вашим оценкам, итальянские компании пострадали от санкций ЕС и России? В каких отраслях потери наиболее ощутимы? Какие сферы сотрудничества невозможно развивать дальше?

 

Пик товарооборота между Россией и Италией пришёлся на 2013 г. В течение 2014, 2015 и 2016 гг. товарооборот снижался, а в 2017 г. начал прослеживаться определённый рост. За этот небольшой период роста урон, нанесенный двусторонней торговле за 2013–2016 гг., сократился фактически наполовину. В 2017 г. товарооборот вырос на 26%. Если в 2013 г. общая сумма товарооборота составила более 55 млрд долл., то в 2017 г. она достигла примерно 20 млрд долл.

Для каждой отрасли характер урона разный. Экспорт из России в Италию потерял в своем объеме из-за санкций, цен на газ и нефть и, соответственно, девальвации рубля. Эти три компонента определили и снижение итальянского экспорта в Россию. В 2017 г. рубль стабилизировался, цены на газ выросли, а объем газа, который Италия импортирует из России, увеличился. Таким образом, влияние этих факторов в 2017 г. снизилось, остался один активный фактор — санкции.

Что касается экспорта из России в Италию, то санкции не нанесли практически никакого ущерба торговле сырьевой продукцией. Италия, напротив, существенно пострадала от контрсанкций со стороны России — экспорт из Италии снизился. Девальвация рубля негативно повлияла на покупательную способность россиян. Всё взаимосвязано: экономика России переживала кризис, снизилась покупательная способность, и, соответственно, потребность в импорте из Италии тоже сократилась.

Есть отрасли, которые российские контрсанкции затронули наиболее сильно. Самый большой ущерб был нанесен сельскохозяйственной продукции. Практически 50% российского рынка винограда, используемого для приготовления вина, поставлялись из региона Апулия. Сейчас из-за санкций между этой областью Италии и Россией наблюдается фактически нулевой товарооборот. Поставки сыров полностью прекратились, из-за чего пострадали ключевые бренды. Важно подчеркнуть, что экспорт из Италии в Россию и импорт Италии из России крайне разнородны по структуре. Товарооборот между Италией и Россией всегда был в пользу России. Если разделить весь общий объём торговли на три части, то две трети — это то, что Италия получала из России, и только одна треть — то, что Россия получала из Италии. Однако Россия всегда создавала льготные условия для товарооборота с Италией, поскольку отношения между двумя странами очень дружеские. В связи с этим Италия воспринимает Россию как страну, благоприятную для торговли.

Помимо сельского хозяйства, большой ущерб был нанесен и текстильной промышленности. Италия импортировала из России сырье, обрабатывала его и экспортировала в Россию уже конечный продукт. В результате санкций в список запрещённой продукции попали кожаная продукция и меха.

Корпорации Италии осваивают модель «Сделано с Россией», которая подразумевает создание совместных предприятий на территории РФ. Одними из первых, кто заинтересовался инициативой, стали нефтяные компании Eni и Saipem, строительная корпорация Maire Tecnimont, машиностроительный холдинг Leonardo, энергетическая компания Enel, а также многие предприятия малого и среднего бизнеса. Как развивается этот процесс сейчас? Каких результатов удалось добиться?

Многие из малых и средних предприятий, которые имели значительную долю на российском рынке, предпочли разместить свои производства на территории России и уже работают здесь, почти всегда совместно со своим российским партнером. Таким образом, им удалось сохранить свою квоту на рынке. Единственной страной, число предприятий которой в России в условиях санкций увеличилось, оказалась Италия. Если взять ресторанный бизнес, то только в Москве работают более 80 итальянских ресторанов, ещё несколько — в Екатеринбурге и Санкт-Петербурге. Рестораны внесли самый значимый вклад в сохранение итальянской продукции на территории России. Если говорить о ресторанном бизнесе, то именно итальянская часть — самая сильная в России.

Что касается предприятий среднего бизнеса, то они сегодня не играют большой роли. Успешным примером самого крупного и хорошо работающего в России предприятия может быть компания Ferrerо, которая начала с одной обрабатывающей линии во Владимире, а теперь располагает тремя такими линиями. Marcegaglia производит трубы, MAPEI занимается производством строительных материалов, Pirelli выпускает шины высшего класса. Причем теперь продукция экспортируется из России и в другие страны. Кроме того, успешно закрепилось в России и производство лекарств. Если раньше фармацевтические изделия поставлялись в готовом виде, то после введения санкций Италия переориентировалась на поставки компонентов и сегодня заняла лидирующую позицию в импорте именно компонентов лекарств. Таким образом, конечный продукт производится в России, но само лекарство остаётся итальянским.

Увеличился импорт в Россию из Италии высокотехнологичного оборудования для обрабатывающей промышленности, деревообработки, машиностроения и т. д. Растут и поставки сельскохозяйственной техники и специального оборудования для производства сыра. Россия сегодня производит огромное количество пшеницы. Сейчас на ее территории появились первые мельницы и новое оборудование для изготовления макаронных изделий, машины для ферментации, оборудование для производства хлебобулочных изделий и продукции, которую раньше импортировали. Даже такие продукты, как крахмал, которые никогда здесь не производили, сейчас выпускают в России. Можно сказать, что практически произошло перемещение.

Важно отметить, что в 2017 г. российская экономика вышла из негативного тренда и перешла к росту. Кроме того, она модифицируется, трансформируется. Уже практически одна треть российского экспорта больше не является сырьевой, это переработанные продукты (автомобильная продукция, сельскохозяйственная продукция, оружие и др.). Сыры и лекарства, которые сейчас производятся в России, уже экспортируются во все страны Евразийского союза.

Что движет итальянскими компаниями? В чем основа их доверия к российскому рынку и ощущают ли они давление политического климата?

В основе доверия итальянских компаний лежат прежде всего рост ВВП России, стабилизация рубля. Кроме того, снизились инфляция и процентная ставка. Банковская система стала более мощной. Международные рейтинговые агентства улучшают рейтинги России. Издан положительный рейтинг на 2018 г. с перспективой более высокого рейтинга. Увеличился импорт капитала: иностранные прямые инвестиции в Россию в 2017 г. выросли на 25 млрд долл., в 2015 г. сумма составляла меньше 20 млрд долл. Следовательно, баланс платежей положительный. В 2016 г. это были лишь 8,2 млрд долл., а в 2017 г. — уже 22 млрд долл. Получается, что ущерб, который понесла Россия, практически компенсирован. Американцы вводили санкции в надежде, что они смогут ослабить государственные институты России и власть В. Путина, а получилось наоборот — институты государства укрепили свои позиции. Цена на нефть и газ увеличилась, а рубль не только не девальвировался, но ещё и стабилизировался. Получается, что российский рынок, наоборот, стал более привлекательным.

Однако многие представители бизнеса и политики в ЕС говорят о том, что российский рынок крайне нестабилен. Как это влияет на доверие?

Нет, они говорят не совсем так. Они полагают, что если институты останутся достаточно сильными, инфляция не будет расти, новые санкции не будут введены, а также не произойдет никаких чрезвычайных обстоятельств в рамках ведущейся холодной войны, то российский рынок в 2020 г. будет намного сильнее даже по сравнению с 2018 г. Есть лишь один фактор, который ставит под сомнение данный сценарий, — внешняя политика.

Единственная страна, которая провоцирует сейчас Россию, — это Соединенные Штаты Америки. К счастью, прежнего согласия между Европой и США больше нет, поскольку у многих европейских стран нет намерений усиливать разногласия с Россией. Понятно, что у Соединенных Штатов есть свои мотивы и интересы. Санкции, которые ввел Вашингтон в отношении физических лиц, позволяют ему заморозить их валютные счета, находящиеся на территории Соединенных Штатов. Настоящий ущерб России наносят финансовые санкции, потому что Россия не имеет возможности финансироваться в банках в иностранной валюте. Россия может сейчас финансироваться в Китае, Индии и др. Но, к сожалению, многие страны сейчас сами нуждаются в финансировании, за исключением, пожалуй, Китая. Кроме того, финансирование в Китае обходится для Москвы слишком дорого, причем не из-за процентов, а из-за политических последствий — настанет то время, когда россияне поймут, что они не хотят, чтобы китайцы были на их территории. Конечно, Россия заинтересована в финансировании в странах ЕС, Канаде и США, но такой возможности сейчас нет. Этот фактор может привести к нестабильности России.

Э. Набиуллина и те, кто ранее руководил экономикой России, — А. Кудрин и Г. Греф — сосредоточили в своих руках всю финансовую власть. Сегодня Сбербанк — один из крупнейших банков мира. Э. Набиуллина стабилизировала финансовую и банковскую системы и смогла стабилизировать рубль. В период руководства Центральным банком России Э. Набиуллиной были отозваны лицензии у 400 банков, негативно влиявших на финансовую ситуацию в России. Забрав у этих банков лицензии, она спасла рубль. Поэтому Сбербанк значительно вырос по сравнению с тем, что он представлял собой раньше. Хорошее управление финансовой сферой в России дает надежность и доверие партнёров.

Осознание того, что санкции вместо ослабления политических институтов, Центрального банка и в целом экономики, наоборот, привели к консолидации, вызывает злость у Соединенных Штатов. Между тем в Европе начинают понимать, что продолжение санкционной политики повлечет за собой дальнейший ущерб. И европейцы пытаются, насколько это возможно, сдержать Америку. Д. Трамп намеревался вести переговоры и улучшить отношения с Россией, но, к сожалению, был вынужден отклониться от этого курса в силу внутриполитической борьбы в Штатах. Понятно, что основные силы в США хотят его убрать и вернуться к политике Обамы, при которой любое государство могло подвергаться шантажу или давлению со стороны США.

Послание В. Путина Федеральному Собранию 1 марта 2018 г. продемонстрировало, что Россия стала мощнейшей страной в плане новейших вооружений. До этого США заявляли, что они разрабатывают ядерные малые боеголовки для ведения именно локальных войн. Возможность ведения даже таких локальных ядерных войн давала бы США уверенность в том, что они могли бы использовать этот инструмент для управления миром. Сегодня напряженности между странами способствуют укрепление НАТО в Польше, размещение большего количества войск на границе с Россией и т. д. Это всё равно, что разлить бензин, в который кто-нибудь случайно бросит спичку. Возникнет пожар, который затушить будет невозможно. Поэтому Россия вынуждена перечислять новейшие разработки своей военной промышленности, чтобы обратить внимание на то, что не стоит шутить с огнём и нет смысла размещать войска вдоль ее границы.

Может ли модель отношений, которую итальянские компании выстраивают в России, — «Сделано с Россией» — быть использована другими странами Евросоюза?

Это модель Германии. Уже около 5–6 тыс. предприятий были сформированы по этой модели. Если не брать во внимание рестораны и консалтинговые компании, то итальянских предприятий, работающих по данной модели, останется не более сотни.

Кроме Германии, эту модель используют Франция и Соединенные Штаты. Американцы в России имеют большое количество предприятий, например, Procter and Gamble, Сoca-Соla. Они существуют на территории России намного дольше. Когда были введены санкции, американцы говорили, что на юридических лиц на территории РФ эти санкции не распространяются. Поэтому эти предприятия в России работают нормально.

Повлияют ли результаты прошедших в Италии 4 марта выборов на экономические отношения с Россией?

Результат парламентских выборов вряд ли изменит отношения Италии с Москвой, поскольку все политические партии положительно относятся к России.

Каков Ваш прогноз развития итальянско-российских экономических отношений на 10 лет?

10 лет — это, пожалуй, слишком большой срок. Если холодная война закончится и «выйдет из моды», то с 2020–2021 гг. Россия будет очень мощной страной. Ей необходимо сформировать напряженную программу строительства инфраструктуры. Сейчас в России 15–16 регионов уже практически вышли на европейский уровень. Правительству необходимо заниматься другими регионами, развивать инфраструктуру, строить железные дороги, автострады, телекоммуникации. Если Россия сможет сделать это без войн и локальных конфликтов, то она будет страной будущего.

Стоимость энергетических ресурсов в России намного ниже, чем в других странах. Территорий с большой плотностью промышленных производств меньше, чем на Западе, а площадь незаселенных территорий огромна. Она может импортировать рабочую силу из соседних стран, поэтому цена рабочей силы не будет высокой. Налоги, фискальная премия тоже ниже в сравнении с западными странами. На территории России, ЕАЭС расположены огромные запасы сырья — от 30 до 50% от объема мировых ресурсов. В связи с этим Россия очень нуждается в Европе, которая обладает большим потенциалом потребления. Поэтому союз России, Евразии и Европы уже сегодня мог бы стать номером один в мире. Безусловно, Соединенные Штаты этого опасаются, поскольку такой союз автоматически превратил бы их в региональную державу. Китай мог бы объединиться с США, но это произойдет не раньше, чем через 10 лет. Однако к союзу России, Евразии и Европы Пекин мог бы присоединиться уже сейчас. Соответственно, Штаты будут делать всё возможное, чтобы между Европой и Россией сохранялись разногласия.

Вы затронули вопрос об инфраструктуре, а как в Италии рассматривают китайское предложение «Один пояс — один путь»?

Положительно. Однако надо понимать, что китайцы в одиночку не смогут реализовать эту инициативу. Естественно, они выступают в союзе с Россией, но этого недостаточно. Пекину необходимо участие Европы. И Италия, и Франция поддержали этот проект. Германия, в свою очередь, не выступила в поддержку, но и не выразила четкого неприятия. США также не обозначили свою позицию. Д. Трамп, наверное, хотел бы поддержать эту инициативу, но ему этого не дают сделать.

Это нужная инициатива. Реализация проекта означает строительство на мировом уровне инфраструктуры, портов, автомобильных и железных дорог. Если деньги будут вкладываться в такие проекты, а не в гонку вооружений, то мы построим мир, в котором все победители, а проигравших нет.

Есть ли в Италии интерес к Евразийскому экономическому союзу?

Сейчас пока нет, потому что это проект, не доведенный до конца.

Беседовала Елена Алексеенкова, менеджер РСМД.

 

Источник: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/interview/prezident-italo-rossiyskoy-torgovoy-palaty-rossiyskiy-rynok-stal-bolee-privlekatelnym/

Прочитано 170 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.