Понедельник, 10 января 2022 13:18

Франко Нембрини: «Читая Данте, мы лучше понимаем себя»

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

В 2021 году исполнилось 700 лет со дня смерти мыслителя, поэта, одного из основоположников итальянского литературного языка Данте Алигьери, одной из ключевых фигур итальянской и, в целом, мировой культуры. 2021 год объявлен годом Данте в Италии.

 

«Данте вбирает в себя множество понятий, которые держат нас вместе: Данте – это не только единство страны, Данте – это итальянский язык», — сказал о поэте итальянский министр культуры Дарио Франческини. Итальянский Институт культуры в Москве назвал «Божественную комедию» вторым текстом после Библии, который отражает универсальную историю человечества.

Со времени написания «Божественной комедии» художественные образы, воплощенные в терцинах Данте Алигьери, вдохновляли художников и писателей, музыкантов и драматургов. Например, Микеланджело Буонарроти знал наизусть «Божественную комедию», несколько раз ссылался на текст Данте в своем шедевре «Страшный суд».

 

Франко Нембрини, современный известный итальянский исследователь творчества Данте Алигьери, изучает «Божественную комедию» на протяжении многих лет. По словам профессора Александра Филоненко, «Данте зовет каждого своего читателя пройти путь «к состоянию счастья», а Нембрини настраивает наше сердце к тому, чтобы расслышать этот призыв сегодня».

В 2014 году вышла книга Франко Нембрини «Данте, поэт желания: Ад» с потрясающими иллюстрациями Габриэле дель’Отто, который известен киноманам своими работами для киностудии «Marvel». Это издание положило начало монументальной исследовательской трилогии Нембрини «Данте, поэт желания: Чистилище» (2016 г.) и «Данте, поэт желания: Рай» (2017 г.).

К 700-летию со дня смерти Данте Нембрини выпустил очередной бестселлер, которые уже переведен на русский язык «Данте, который видел Бога: «Божественная комедия» для всех». После прочтения этой книги Ольга Седакова заключает: «Нембрини убежден, что Данте, как никто другой, откроет нашему современнику то, в чем он больше всего нуждается. И прежде всего – молодому современнику».

 

Я договорилась об интервью с профессором Франко Нембрини накануне того, как 2021 год был объявлен годом Данте в Италии. 

Мы поговорили о том, какие ответы на «вечные» вопросы найдет человек 21-го века в главном дантовском тексте, способен ли современный человек воспринимать сложные тексты, а также какой русский писатель наиболее близок к Данте (спойлер — не Толстой).

 

— Синьор Нембрини, позвольте поблагодарить вас за встречу и гостеприимство! Расскажите, как и когда начался ваш путь к Данте?

— Когда мне было 11 лет, у меня была сложная жизненная ситуация. Я вынужден был покинуть мою семью и уехать работать в город неподалёку. Отец сильно заболел, и я в таком раннем возрасте уже был вынужден отправиться на заработки. Атмосфера магазина продуктов, в котором я работал, очень сильно давила на меня, сложно описать мое состояние, настолько мне было грустно. Но один из вечеров мне буквально явил чудо.

Именно этот вечер предопределил всю мою последующую жизнь и профессиональную судьбу. Я разгружал большой фургон с ящиками с бутылками, в которых была вода и алкоголь. И я был вынужден носить эти тяжелые ящики по ступенькам вверх и вниз, сгибаясь от тяжести ноши, едва не плача, обреченный на эту безрадостную работу. И вот когда я ступил на одну из последних ступенек, я вдруг неожиданно для себя вспомнил одну из терцин Данте, которую я когда-то заучивал:

 

Ты будешь знать, как горестен устам

Чужой ломоть, как трудно на чужбине

Сходить и восходить по ступеням.

(пер. М. Лозинского)

 

И в этот самый момент я заплакал от переполняющих меня чувств. Я был потрясен тем, как сотни лет назад другой человек почувствовал до мельчайших подробностей ту ситуацию, в которой я сейчас нахожусь.

Представляете, Данте как будто подсмотрел, сфотографировал эту минуту, когда я носил по ступеням тяжести в чужом городе. Именно тогда я понял, что Данте писал именно обо мне: о ностальгии, о боли, о слезах, которые я проливал вдали от семьи. И это мгновение определило всю мою последующую жизнь. Я понял, о чем была написана «Божественная комедия»: она о человеке, обо мне, моих горестях, любви и печалях.

Много лет спустя, когда я занялся творчеством Данте уже серьезно, я задавался вопросом, что же Данте открыл для себя и о себе в процессе написания текста, а значит обо мне и для меня?

 

Умберто Эко говорил, что основная проблема современной интернет-цивилизации и социальных сетей заключается в том, что расплодилась масса идиотов, вещающих с таким апломбом, будто им позавчера вручили Нобелевскую премию. Способны ли люди, чьим основным занятием является листание френдленты, воспринимать текст 500-летней давности, делая над собой филологическое усилие?

— Да, безусловно, да. Парадокс Данте заключается в том, что современный человек способен воспринимать Данте, как и Данте способен быть абсолютно современным.

Приведу вам пример. Когда журналисты спрашивают, как именно мне удается пробудить интерес к творчеству Данте у пятнадцатилетних подростков с окраины Милана, я отвечаю каждый раз одно и то же: «Никак» (смеется). Ну давайте будем смотреть правде в лицо, современный подросток, совершенно оторванный от книг, вряд ли в какой-то момент внезапно захочет открыть том Данте. И вопрос поставленный именно так, совершенно неправомерен. Я не смогу пробудить у них творчество интерес к творчеству Данте, зато я смогу пробудить у них интерес к самим себе, заставить, возможно, впервые в жизни, спросить у самих себя, что есть любовь к женщине, страдание, дружба, смерть, почему она приходит, что такое милосердие. Это те самые вечные вопросы, которые мучают людей на протяжении веков. И Данте предлагает свои ответы. Понимаете, Данте будет всегда современен, он никогда не устареет, как не устареют вопросы, которые от века в век задает человеческое сердце.

 

Какой русский писатель наиболее близок к Данте?

— К сожалению, я не читаю русскую литературу так часто, как бы мне этого хотелось, но, на мой взгляд, один из самых близких к Данте русскоязычных писателей, это, конечно же, Федор Достоевский. И Данте, и Достоевский оказались смелее других в своем обращении к темной стороне души. Примечательно еще и то, что почти всегда протагонист Достоевского нуждается в проводнике, который помог бы найти путь к свету. Точно так же герой Данте обретает Вергилия, которого он называет Учителем, любимым примером для себя.

 

— Как вы думаете, в чем секрет популярности ваших лекций о Данте?

— По сути, я уже ответил на этот вопрос: Данте говорит о каждом из нас. И только это имеет смысл. Я хотел бы напомнить вам один эпизод из «Божественной комедии». Вергилий говорит герою о том, что отныне он свободный человек, потому что знает правду, что он — император, так как не зависит более ни от кого. Мне кажется, это самое важное, что должен вынести каждый из нас после прочтения «Божественной комедии».

 

Надежда Феденко специально для Итало-Российской торговой палаты.

Фото: официальный сайт Франко Нембрини https://www.franconembrini.it/



Прочитано 196 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.